Лекция морские буровые установки.

Православное Действие  >  Вестник Православного Действия - июнь 2001 >"The Non-Orthodox" - неправославная книга о неправославии


 

"The Non-Orthodox" - неправославная книга о неправославии

 

(The Non-Orthodox: The Orthodox Teaching on Christians Outside of the Church. By Patrick Barnes. Salisbury, MA: Regina Orthodox Press, 1999.)

 

 Роман Вершилло

 

Книга Патрика Барнса, возможно, не заслуживала бы разбора, поскольку в ней автор не следует порядку и смыслу догматического вероучения Православной Церкви. Барнс принимает без критики положения "Мистического богословия" Владимира Лосского, а православные источники использует не в истинном их назначении. Так, мы первый раз в жизни видим книгу, в которой догматика излагается на основании Беседы прп. Серафима с Мотовиловым. Наконец, в ряде случаев автор просто упускает из виду смысл написанного, в частности: св. Феофаном Затворником и св. Диадохом Фотикийским.

Однако книга Барнса представляет собой не частное недоразумение. Обнаружилось, что некоторым такой подход кажется соответствующим предмету. Книга Барнса вызвала живейший интерес и одобрение в среде англосаксонского Православия. Об этой книге с одобрением отозвались редакторы журналов, известные авторы: о. Алексей Янг (Alexey Young) в газете "Orthodox America", о. Алексей в "The Shepherd", о. Джеймс Торнтон (James Thornton) из "Center for Traditionalist Orthodox Studies"...

Издательство же, опубликовавшее книгу Барнса, рекламирует ее как: "Наконец, хорошо написанную, тщательно разработанную книгу, которая полно отвечает на часто задаваемый вопрос: "Что вы скажете о христианах вне Православной Церкви?" Это наилучший, наиболее взвешенный труд, рассматривающий этот очень болезненный вопрос. "The Non Orthodox" - это исчерпывающее, легко понятное исследование учений Отцов и канонов".

Во главу угла у Патрика Барнса поставлено метафизическое различение между "внешним" и "внутренним". Это различение широко распространено в модернистском богословии: у о. Флоренского, о. Булгакова, Вл. Лосского. Барнс берет в качестве основания не Священное Писание или Предание, не догматику и не богословие, а понятие о Целом. Это Целое есть Церковь. Отсюда он проводит различение между тем, что принадлежит Целому - то есть "внутренним", и тем, что является "внешним" по отношению к Ней. Такое "понятное" произвольное деление в свою очередь приводит к путанице в том, что точно определено в учении Православной Церкви. Например, Барнс не различает между богословием и Домостроительством, между канонами и догматами.

Решая вопрос о неправославных, Барнс не находит ничего лучшего как принять учение об икономии, как оно изложено архиеп. Иларионом (Троицким). Икономия учит о том, что вне Церкви нет таинств. Таинств же нет потому что, там нет Церкви.

Барнс не ограничивается этим, а идет дальше, проводя различение между внутренним и внешним уже во всей догматике.

Внутреннее и внешнее наш автор видит и в Боге, в Самой Троице. Так, он принимает положение Вл. Лосского, что в Троице Бог-Сын и Бог Дух Святый являются, "так сказать, энергиями Бога-Отца" - "The Son and the Holy Spirit are, so to say, personal processions, the energies, natural processions".

Очевидно, что такое воззрение разрушает основу православного богословия: веру в Троицу, Единого Бога в Трех Ипостасях. Совершенно непозволительно проводить в учении о Троице всякое иное деление, кроме преданного. Ведь если есть нечто общее у Сына и Духа, то это - Божественное естество. Но "быть как бы энергиями" - не может быть Божественным естеством. Это неверно, не предано нам. Наконец, это приводит к полному смешению понятий "существа" и "энергии", в каковом смешении, кстати, в своих сочинениях открыто признается Вл. Лосский.

На следующем этапе деления, Барнс, опять же вслед за Лосским, учит о благодати.

Он проводит различение, и даже разделение - "distinction, or rather division" - между Божественной сущностью и Божественными энергиями. Создается отчетливое впечатление, что для Барнса Единый Бог "делится" на сущность и энергию, причем сущность - внутреннее, а энергия - внешнее. Здесь он опять же следует о. Флоренскому, Вл. Лосскому и о. Мейендорфу.

Благодать для Барнса есть энергия Божества, которая передается человечеству Троическим служением (Trinitarian ministry) Святаго Духа. Автор обосновывает это словами Вл. Лосского, не замечая того, что учение о благодати только как об энергии является недостаточным, поскольку отдает философствованием. Несравненно более точно определено это в Катихизисе, где благодать названа "спасительной силой Божией".

Более того, раздаяние даров - происходит в порядке Домостроительства, которое совершил на кресте Христос-Спаситель, и заслуженные Его Жертвой дары ныне раздает Святый Дух. То есть речь идет не о Троическом богословии, а об учении о Домостроительстве нашего спасения.

Но и в благодати Барнс также усматривает внутреннее и внешнее. Он учит о внешнем и внутреннем "служении" (ministry) Святаго Духа. Якобы есть два вида "служения" (operation) Святаго Духа: первое - внешнее, всеобщее, единое у Святаго Духа с Другими Лицами Пресвятой Троицы. Оно распространяется на всех. Таковые действие: творение, Промысел, Искупление, просвещение разума, раздаяние даров...

Второе "служение" - внутреннее, специальное, особое. Это благодать крещения, благодать "церковная", которой мы присоединяемся к телу Христову.

Из сопоставления оказывается, что первое "служение" Святаго Духа - общее с Лицами Троицы, а "специальное" - не общее, а отдельное "служение" Святаго Духа. Первое относится ко всем людям, а второе только к членам Церкви.

Итак, мы видим, что благодать им различается применительно к Церкви: вне - внешняя, внутри - внутренняя. И различается неправильно, поскольку хотя по Домостроительству ныне все совершает в Церкви Дух Святый, но благодать и благодатные дары, которые Он раздает, - общие Пресвятой Троице. Св. Афанасий пишет: "как благодать Троицы едина, так и Троица нераздельна... Ибо Троица нераздельна, и Божество Ее едино".

"Одно и то же... подается и Всесвятым Духом, и Господом, и Богом Отцем",- пишет св. Феофан Затворник.

Переходя к таинствам, Барнс проводит то же различение. Он, как средневековый схоласт, различает в таинствах форму и содержание. Для него вне Церкви есть пустые "формы" таинств, которые наполняются "содержанием" при приеме в Православную Церковь.

А ведь Православное вероучение не говорит о форме и содержании в таинствах. Против этого справедливо возражал св. Филарет Московский, указывая, что "Изложение веры восточных патриархов" сказует, что таинства слагаются из естественного и сверхъестественного.

Барнс рассматривает таинства с совершенно новой точки зрения. В Православном вероучении таинства связаны с Искуплением, с Установителем таинств - Христом, с вездесущием Божиим, с догматическим содержанием таинств, с верой в важность совершаемого таинства.

У Барнса все это опущено, и он рассматривает таинства в связи с принадлежностью или непринадлежностью к Церкви. Тем самым догматическое основание таинств уже более не является необходимым. Таинства рассматриваются сами по себе, в отрыве от Бога и Его Спасительного Домостроительства.

Вывод из всего учения Барнса таков: не принадлежащие к Церкви не лишены благодати. Но эта благодать, общая Трем Лицам Троицы, - внешняя, не церковная. Вне Церкви - пустые внешние формы таинства, не наполненные внутренним содержанием.

Барнс ссылается на слова св. Феофана Затворника, который в свою очередь, отсылает к словам св. Диадоха в Добротолюбии. Святые отцы ссылаются на действие благодати "совне" и "изнутри". Но Барнс, к сожалению, удовлетворяется ссылкой на то, что Святые отцы писали на тему "внутреннее-внешнее", не вникая в то, что же именно они утверждали.

И св. Феофан и св. Диадох рассматривают внешнее, не потому что оно вне Церкви, и внутреннее, не потому что оно внутри Церкви.

Св. Диадох исчерпывающим образом отвечает на следующий вопрос: могут ли в одной душе помещаться Святой Дух и противная сила,- и доказывает невозможность этого.

Он учит, что душа - это сущность простая, и потому в ней может жить только одна сила: благая или злая. При крещении "Дух Святый вселяется в нас, а грех (или отец греха) изгоняется Им, так как невозможно, чтобы при единстве и простоте - характеристических свойствах души - в ней сопребывали два эти лица".

Какое это имеет отношении к двум действиям благодати, о которых пишет Барнс? Различие состоит не в том, что благодать действует по-разному, и не в принадлежности-непринадлежности. Различие же указано у св. Диадоха совершенно ясно: принял ли человек крещение или нет.

То есть, применительно к крещению, у Святых отцов говорится о внутреннем души, а не о внутреннем Церкви.

Интересно также: как можно из этого учения получить доводы в пользу икономии, которая как раз учит, что можно принимать некрещенных как крещенных? Ведь у Святых говорится, что ум - прост и един, и следовательно, допускает внутренно действовать только Духу Святому или только противной силе.

Наконец, св. Диадох учит, что: "на первых порах... благодать сокрывает свое присутствие у крещаемых, ожидая произволения души; когда же всецело обратится человек к Богу, тогда она неизреченным неким чувством открывает сердцу свое присутствие; и опять ожидает движения души, попуская между тем бесовским стрелам достигать до самой глубины ее чувства, чтоб она с теплейшим произволением и смиреннейшим расположением взыскала Бога. Если вследствие сего начнет наконец человек с твердой решимостью подвигаться вперед в соблюдении заповедей и непрестанно призывать Господа Иисуса, тогда огнь святой благодати простирается и на внешние чувства сердца".

Св. Диадох такими своими словами отвечает на вопрос о том, почему у христианина иногда возникает ощущение, что благодать не действует, а действует противная сила. Он объясняет, что Бог ожидает произволения души христианина, чтобы дать ей ощутить благодать. Но так или иначе, благодать есть. Она внутренне присуща душе крещенного. Именно потому и названо действие внутренним, что видно или нет, ощутимо ли действие или сокровенно, но благодать уже есть.

А Барнс говорит, что и вне Церкви есть люди похожие на христиан, и объясняет это внешним действием благодати. Но если в самом внутреннем их душ, как считает Барнс, живет противная добру сила, то что он нам проповедует? Ведь тогда кардинал Ньюмэн, мать Тереза, которых он приводит в пример, - это гробы повапленные, если не сказать резче!

Наконец, в "The Non-Orthodox" нами обнаружен подлог, поскольку в изложении канонического положения еретиков Барнс пользуется исключительно теми правилами, которых нет ни в Русской и Славянской Кормчей, ни в Книге правил, и которых не было в древней греческой Кормчей.

Правила Карфагенского собора, которые приводит автор, были включены в греческую Кормчую лишь в конце XVIII века.

Итак, мы вынуждены сделать вывод, что понятность книги Барнса является весьма опасной, поскольку легко внушает неправославные идеи.

Мы склонны думать, что ошибка кроется в излишне философствующем ракурсе Барнса. Он определяет благодать Божию как энергию. Это подталкивает его к тому, чтобы своим умом или под влиянием какого-либо модернистского богослова проводить далее чисто метафизические деления в понятии об энергии. Если бы он взял за основу догматическое учение Православной Церкви, то чувство почтения к предмету возможно удержало бы его от дерзости.