Как инвестировать в хайпы.

Православное Действие  >  Вестник Православного Действия - май 2001

   По стопам св. Патрика, просветителя Ирландии, и св. Григория Турского


 

 

По стопам св. Патрика, просветителя Ирландии, и св. Григория Турского

 

 

Беседа в день св. Патрика 17 марта 1977 г. перед монахами и паломниками в Свято-Германовском монастыре, Платина, Калифорния  1)

 

иеромонах Серафим (Роуз)

1) In Step with Sts. Patrick and Gregory of Tours//Orthodox Word. 1987. № 136. PP. 256-274, 287-290

Ранее этот перевод о. С.К. публиковался: По стопам св. Патрика, просветителя Ирландии, и св. Григория Турского//Пчела. 1990. № 3. С. 12-16; Пчела. 1990. № 4. С. 12-16; Пчела. 1990. № 5. С. 14-23;

а также: По стопам св. Патрика, просветителя Ирландии, и св. Григория Турского. Куйбышев,1990.

 

 

1. Как нам относиться к св. Патрику

"Исповедь" Святого Патрика - чрезвычайно просто написанный рассказ о том, как он стремился служить Богу, с какими испытаниями встретился на этом пути и через какие страдания прошел. Из того, что пишет св. Патрик, можно заключить, что в его время он не пользовался той общей славой, которая окружает его имя сегодня. Правда, он совершал чудеса, и многие весьма уважали его; и все же у него были трения с епископами и клиром, и у многих нередко возникали сомнения относительно правильности его действий в том или другом случае. Это доказывает нам, что даже те, кто впоследствии бывают прославленными святыми, в период своей земной жизни проходят через ту же борьбу, через которую каждый из нас должен пройти; и даже не является очевидным до самого конца его жизни, спасает ли он свою душу.

Очень важно, чтобы мы смотрели на св. Патрика не с точки зрения той славы, которую он обрел у людей, но с точки зрения того, каковым он сам является, то есть смотрели бы на него духовными очами, чтобы понять его значение в духовном смысле. Не имеет ровным счетом никакого значения тот факт, что сегодня каждый в его праздник одевает зеленое платье. Когда я учился в школе, то у нас был обычай что-нибудь сделать с тем, кто не был одет в этот день в зеленое: связать его, например, и тому подобное. Конечно, у тех, кто так делал, не было никакого понятия о значении св. Патрика и о том, что это был за православный святой. Просто школьники поступали сообразно с общественным мнением, которое считало, что св. Патрик - великий святой. Так постепенно личность св. Патрика лишается всякого религиозного значения, и почитание его памяти становится похожим на суеверие, на род какого-то совершенно пустого ритуала.

Нечего и говорит, что нам не пристало относиться к св. Патрику таким образом. Он был огненный Апостол Христа. Именно потому, что он был избран Богом, ему удалось обратить к вере весь ирландский народ.

Всех нас вдохновляют жития таких людей, как он; и у нас возникает стремление самим совершить что-нибудь подобное. Что же мы можем сделать? Неопытному новообращенному может придти в голову мысль: "Поеду я в Ирландию и что-нибудь там сотворю великое". Ничего из этого не выйдет. Не удастся сделать ничего подобного тому, что сделал св. Патрик, так как его дела могли быть сделаны только однажды. Конечно, в каких-нибудь малых делах можно имитировать св. Патрика, но в общем и целом такая буквальная имитация ни к чему не приведет. Нам следует искать в Житиях таких святых, как св. Патрик, своего рода вдохновение или указание на то, что мы можем сделать реально сами, сообразно нашему положению, нашим условиям.

В чем же эта реальность? Что мы должны делать, чтобы гореть тем же апостольским огнем, как и св. Патрик, но в условиях нашего времени?

Мы оглядываемся вокруг и почти ничего не находим в реальности из тех вдохновляющих моментов, характерных для эпохи, в которую жил св. Патрик: обращение к вере целых народов, расцвет монашества, большое стремление к истинному Православию. Наоборот, мы видим вокруг преимущественно то, от чего можно упасть духом и опустить руки. Могут спросить, почему сейчас нет великих святых, подобных св. Патрику? Исторически это очень понятно. Была эпоха апостольская. Было время, когда целые народы не знали истинной веры, и Апостолы были посылаемы для их обращения. В наше время практически весь мiр уже слышал о Христе, и очень мало осталось на земле таких абсолютно языческих племен, которых бы не достигло Слово Божие. До нас постоянно доходят сведения о проповеди Православия диким племенам Восточной и Центральной Африки. Но в большинстве областей земного шара люди духовно и нравственно истощились и истрепались. Они когда-то уже слышали о Христианстве, а теперь оно им надоело и они от него устали. Трудно вдохновиться при виде всего этого. То там, то здесь появляются немногочисленные новообращенные, которые видят в Христианстве нечто свежее, которые находят в Христианстве нечто несообразное обыденному о нем мнению. И все же мало, очень мало вдохновляющего в этом мiре, если взглянуть на него глазами Православия.

 

2. Условия современной жизни

Разумеется, для всего этого есть определенные причины. Условия жизни в современном мiре весьма отличны от тех, что были в прошлом. Сам феномен Апостасии, феномен отпадения от Истины, заключается в том, что люди не могут свежо воспринять Благовестие. Они уже слышали о нем, и у них есть прививка против него.

Поэтому очень мало кто из них, услышав проповедь Православия, обращаются к нему. Другой характерной чертой духа времени, отличной от прошлого, является атмосфера Микки-Мауса. Серьезность - вот что отсутствует в духе времени. И это отсутствие серьезности вошло в привычку и в быт. Поэтому люди, прощаясь друг с другом, говорят: "Take it easy" - "Смотри на все легче". Это означает: расслабься, относись ко всему легко. Важного ничего не происходит. Что бы ни случилось - не принимай близко к сердцу. Раньше люди, расставаясь, говорили: "God be with you" - "Бог да будет с тобой". Слово "Goodbye" - "До свиданья" - происходит от слова "God" - Бог.

Молодежь нашего времени поглощена фантастическим мiром телевидения. Парк Микки-Мауса даже называют Землей Диснея, Мiром Диснея (Disneyland, Disney World). Вся наша духовная жизнь и даже религиозные взгляды подпадают подчас под воздействие этой атмосферы. Во Флориде проживает один очень честный, очень серьезный протестант-фундаменталист. Он владеет большим участком земли как раз по соседству с Диснилэнд. И он намерен построить на этой земле точное подобие Иерусалимского Храма для того, чтобы отвлечь посетителей Диснилэнд от мiрского и привлечь к духовному, но на том же уровне. Посетители будут расточать ахи и охи. Ведь это будет нечто подобное тем волшебным замкам, которые они видели в Диснилэнд. Вся эта атмосфера - вся эта нереальная, киношная атмосфера - не только в духе времени, но она вошла в наши дома. Она оказывает влияние на то, насколько серьезно воспринимается жизнь; на то, как воспитывают детей. Впрочем, детей больше не воспитывают. Сама идея, что их нужно воспитывать, нужно взращивать в определенном духе и принципах - сама эта идея отсутствует. Они сами собой взращиваются, проходят через все влияния окружающего мiра, и в результате получается нечто очень несерьезное. Это главная причина, почему, когда дети вырастают, многие из них просто сходят с ума, приобщаются к различным диким и ужасным религиям, становятся наркоманами, преступниками, и совершают множество безумных поступков. В детстве у них не было контакта с истинной земной реальностью ни в плане духовной жизни, ни просто в серьезном отношении к тому, как прожить день за днем.

Вот одна из главных причин, которые делают нашу жизнь столь отличной от прошлого и гораздо более трудной для духовного делания. Другой причиной являются современные бытовые удобства, которые, несомненно, ведут к обезличиванию, обесчеловечиванию и побуждают людей беспокоиться не друг о друге, но более о вещах, машинах и приспособлениях для комфорта. Сама идея телефона означает, что вы можете немедленно войти в контакт с человеком для передачи ему сообщения - и в этом также момент обесчеловечивания. Если вам нужно пройти большое расстояние, чтобы повидаться с человеком, то состояние вашей души будет другим, нежели если вам просто достаточно набрать номер телефона. Все это делает наши времена весьма отличными от того, что было в прошлом, и очень затрудняет всякую духовную активность - будь то апостольство, миссионерская деятельность, просто обычная духовная жизнь мiрянина, монашеский подвиг и проч.

Есть еще нечто в атмосфере нашего времени, что нам, православным, следует иметь в виду - это сила традиции. Если мы решим, что все, что Церковь дает нам, является уже как бы законченным, завершенным в самом себе, самодостаточным, не требующим с нашей стороны никакого усилия, то есть нечто такое, что мы можем принимать как само собою разумеющееся,- такое отношение уже духовно убивает нас, так все, что ни есть высокого, требует борьбы, требует усилий для достижения. Вот одна из причин, почему современные удобства ведут к обезличиванию. Попытка сделать все в мiре более удобным лишает мiр элемента борьбы, которая является тканью жизни.

Ввиду всех вышеизложенных причин, атмосфера современности является для духовной жизни угнетающией. Уже давно, еще во времена Уильяма Батлера Йитса - лет 75 тому назад - все эти условия были уже оформлены и семена засеяны. Двадцатый век почти ничего не прибавил. Он только привел в действие механизмы, сконструированные и построенные в XVIII и XIX веках. В результате - нам уже ничего не остается делать. Все уже совершилось. И это вселяет в нас чувство безнадежности. Уильям Батлер Йитс, тонкий, вдумчивый ирландский поэт, так писал в своей поэме "Второе Пришествие":

 

Вот сокол, делая широкие круги,

Не видит знак хозяина руки,-

Так медленен, но беспощадно верен

Идет развал всего, и смысла центр утерян.

 

Анархия опущена на мiр.

Обрублена узда семейных связей,

Невинность не святыня для глухих,

Привыкших ко всем видам безобразий.

 

Достойные не видят смысла жизни,

Распутные к своей влекутся тризне.

 

Так очевидно близко стало нечто.

Пришествие Второе - дальше вечность.

Пришествие Второе - этих слов

Язык не вымолвит, и скрыть их смысл готов

В какой-нибудь пустой и глупой шутке,

Когда меня пугает образ жуткий:

Среди песков, пройдя сквозь глубь веков,

Достигнув и до нынешнего века,

Лев каменный с главою человека.

 

Взгляд пуст и беспощаден как у солнца...

И будто бы сквозь страшный сон

Я вижу - шевельнулся он,

Покачивает медленно бедрами,

Роняя тень над ровными грядами

Пустых, безжизненных песков,

И душу наполняя мне тоской...

………………………………….

Не неподвижен сон был зверя,

Но каменной был тайны колыбелью. И вот теперь, безжалостен и нем,

Грядет тот зверь - родиться в Вифлеем.

 

__________________________________________

 

Вот пример реального взгляда на жизнь: худшие люди просто погружаются в греховную жизнь, а лучшие теряют смысл жизни из-за отсутствия духовности. Не к чему более стремиться; все отнято; материализм торжествует; для мiра не остается надежды и "зверь... грядет, чтобы родиться, - в Вифлеем" - видение Антихриста. Мiр безнадежно стремится вниз, и нет надежды остановить это стремление.

 

3. Независящая от времени духовная жизнь

Все это негативные стороны нашей действительности, которые составляют значительную долю той атмосферы, которой мы вынуждены дышать.

С другой стороны, мы имеем откровение Православия, то есть откровение Бога Своей Церкви. Это откровение, дающееся нам уже в течение 2000 лет, очень богато. Оно включает свидетельство Священного Писания и Творения Святых отцов.  Оно помогает нам иметь определенный духовный взгляд, определенный закон духовной жизни. Духовная жизнь и ее цели не изменяются в зависимости от времени. И действительно, мы знаем, что с момента первой проповеди Евангелия до сего времени со всех концов мiра собираются граждане одного и того же града, чтобы сделаться сынами Царствия Небесного. Все граждане этого града говорят на одном языке, все знают друг друга, потому что они прошли одну и ту же жизнь в Православии; прошли через одну и ту же борьбу по законам духовной жизни.

Святые отцы говорили о последних временах, как об очень слабых временах, когда не будет таких великих знамений, какие совершались в ранние апостольские времена и первыми монахами в пустыне, когда были сотворены тысячи чудес; великие Отцы воскрешали умерших; происходило множество сверхъестественных явлений; и те же Святые отцы утверждали, что придут времена, когда подобные поразительные чудеса прекратятся, что перед концом света почти не будет ничего подобного, что те, которые будут идти по пути спасения, ничем по виду не будут отличаться от других за исключением того, что в них каким-то образом не умрет борьба со всеми этими искушениями. Просто одно лишь сохранение живой искры истинной христианской веры, не совершая чудес, не совершая вообще ничего особенного, уже сделает их, если они претерпят до конца, столь же великими или даже более великими, чем те великие Отцы, которые творили сверхъестественные чудеса.

Поэтому в наше время внешняя активность для православных христиан по-видимому весьма ограничена в сравнении с прошлыми временами. По-видимому это так. И все же, внутренняя духовная активность так же возможна, как и прежде, для тех, кто не хочет устраниться от борьбы. И действительно, оглянувшись вокруг, мы видим весьма впечатляющие примеры: святой Иоанн Кронштадтский, совершивший тысячи чудес, возможно, больше чудес, чем кто бы то ни было в истории Церкви; святитель Нектарий в Греции, смиреннейший человек, презираемый за плохое управление своей епархией, но чудотворец, особенно после смерти; и наш Архиепископ Иоанн 1), который жил вот на этой земле и ступал по ней, и не раз проходил пешком сорок миль, добираясь до этого места и, конечно, благословляя всю эту округу, особенно благословляя ее Курской иконой Божией Матери. И мы убеждаемся, глядя на этих людей и видя в них гигантов духовной жизни, что возможно что-то делать даже в наши злосчастные времена.

_________________________________________________

1) Иоанн (Максимович), Архиепископ Сан-Францисский, основатель Братства прп. Германа Аляскинского, в котором подвизался иеромонах Серафим (Роуз).- прим. пер.

 

4. Не быть слепыми

Все это дает возможность сделать некоторые практические выводы касательно тех качеств, которые необходимы для того, чтобы духовная жизнь была созидательной и плодотворной. Во-первых: мы должны уметь видеть вещи такими, как они есть, то есть не быть слепыми, не действовать и не жить слепо, не думая о том, что творится в мiре. Мы должны знать, что существует такое явление, как Апостасия, что в мiре есть много таких, которые называют себя христианами, но весьма отличаются друг от друга, часто находятся во вражде друг к другу и к нам, и что не может такого быть, что все они правы и находятся на верном пути. Мы из истории знаем, какое множество искажений, ошибочных взглядов, неправильных действий примешивалось к Христианству. Мы являемся свидетелями ужасающего революционного движения в современном мiре, то есть движения, абсолютно чуждого Христианству, целью которого является всемiрная империя атеизма, провозвестником которой является коммунизм. Причем это движение имеет место не только в среде неверующих, и не только среди неправославных, но и в среде самих православных. Оглядываясь кругом, мы видим, что многие православные просто полностью земные и не думают о высокой стороне своей веры. Они относятся к ней, как к чему-то само собой разумеющемуся. Они как бы говорят: "В нашей религии все установленное осуществляется автоматически. Всегда где-нибудь есть священник. Если его нет в этом городе, то он есть в другом. У него Таинства и Святое Причастие. Мы просто поедем к нему и получим все, что нам нужно. Потом мы вернемся домой. Вот и все... И наши религиозные потребности удовлетворены".

Читая о жизни христиан в прошлом, мы видим, что это не считалось достаточным даже самыми простыми верующими. Они всегда делали нечто сверх этого автоматического уровня. Они вставали очень рано утром. В каждом селе совершались ежедневные Богослужения. В 4-5 часов утра начинались часы; люди просыпались и шли в храм каждое утро, а вечером - на вечернее Богослужение. Читая жития многих Святых, мы узнаем о том, с каким чувством они в действе слушали звон церковных колоколов. Если ребенок проявлял особую ревность к Богу, то он, бывало, первым вставал поутру и будил родителей, чтобы идти к службе. Если отец не мог идти, так как он должен был работать в поле, ребенок будил мать и с нею шел в храм. Иногда он шел один. Вся атмосфера была пропитана церковным. А наша атмосфера пропитана мiрским. Во всем мiре мы найдем очень мало таких мест, где хотя бы совершаются ежедневные Богослужения. Люди отвыкают от самой идеи необходимости ежедневных церковных служб. И вот ввиду всего этого мы сталкиваемся с огромным по важности феноменом: обмiрщенное отношение к жизни тех самых людей, которые находятся внутри церковной ограды. Мы должны оценивать этот феномен реалистично - таким, каким он является: это Апостасия, искажение, зло, демоническая активность и обмiрщение в таком масштабе, в каком оно ранее еще никогда не существовало в истории мiра. Все это анти-духовно; анти-православно. Все это ведет вниз; и тех, кто идет этим путем, он не приведет ко спасению.

И вот, оценивая все это трезво, мы должны правильно вести войну со злом и для этого уметь правильно избирать поле сражения. Нужно каждому научиться узнавать, как и где вести эти военные действия. Это очень важно, потому что очень легко в начальной стадии совершенно сбиться с пути, случайно натолкнувшись и прочитав книгу, в которой говорится о духовной жизни, об исихазме и тому подобное.

 

5. Имитация духовной жизни

Епископ Феофан Затворник (+ 1895), цитируя и переводя Святых отцов, намеренно пропускал те места, где говорится о физических аспектах молитвы. Он поступал так, зная, что даже в его время - в XIX веке - многие примут эти физические аспекты за конечную цель и станут осуществлять имитацию, не поняв сути. Поэтому еп. Феофан попросту исключил все это в своих переводах. Теперь, однако, многие из этих трудов переведены и начинают публиковаться по-английски, и вы можете прочитать о том, какую позу вам принять, сидя на стуле, опустив голову и так далее. И люди начинают имитировать. Они начинают думать: "Вот оно!" И неизбежно, если долго поститься и делать определенные упражнения, с вами начинает что-то происходить. Но это не духовная жизнь. Наоборот, можно быть уверенным, что мы имеем дело с бесовской активностью. Истинная духовная жизнь гораздо глубже укоренена в реальности, и ее нельзя обрести подобной поверхностной имитацией. Обычно, нетрудно узнать людей, которые относятся к духовной жизни не серьезно, а пытаются ее имитировать. У нас даже есть пример из истории нашего братства:

В Сан-Франциско жил некий человек, который возгорелся идеей Иисусовой молитвы. Он постепенно увеличивал количество молитв, пока не дошел до 5000. Живя в мiру, посреди шумного города, он по утрам, прежде нежели приступить к какому-нибудь делу, до еды, произносил стоя на балконе до 5000 Иисусовых молитв, и чувствовал себя удивительно освеженным и приподнятым. Случилось однажды, что утром, когда он приступил к последней тысяче, под балконом появился человек, который стал заниматься какими-то своими делами. И вот, наш молитвенник был настолько выведен из себя этим появлением, что стал швырять в этого человека посудой. С какой точки зрения нам следует оценивать человека, занятого духовной жизнью, творящего молитву Иисусову, если вдруг в процессе этой молитвы он может начать кидаться посудой? Это означает, что внутри у него страсти были на свободе, потому что у него была особого рода обманчивая идея или мнение касательно того, что такое духовная жизнь. Он и действовал исходя из этого мнения, а не трезво, то есть исходя из знания, и при первой возможности страсти вырвались наружу. В таком случае гораздо более полезным является не выговаривать до 5000 молитв, а делать что-то другое, что является духовным. Поэтому это не должно быть нашим полем битвы. Нам следует начать ее именно на уровне трезвого взгляда на мiр, без всякой слепоты, путем осознания, что мы окружены силами мiра сего. Мы должны бороться с ними тем, что постоянно держать наш разум вверху, а не внизу, то есть видеть небесное, а не зарывать разум в вещах земных (я дальше объясню, что это значит). С точки зрения практики мiрской жизни это означает, что нам следует быть немного сумасшедшими, то есть не идти в ногу с большинством членов Церкви. Нас будут считать по меньшей мере немного странными, а то и просто ненормальными. Однако, это необходимое и корневое условие, и я к этому еще вернусь.

 

6. Смотреть наверх

Священное Писание и писания Святых отцов, Жития святых, церковные службы - все это имеет целью не нашу повседневную мiрскую жизнь, но указание пути к небу. Если мы направляем наши взоры к этой высокой цели, то мы обретаем ревность, то есть способность видеть нечто выше этой рутины мiрской жизни, которая вселяет скуку, обессиливает, заставляет падать духом и не ведет никуда. Но эти вещи, вещи более высокого порядка: церковные службы; рассказы людей, которые побывали в ином мiре, вернувшись к жизни после смерти; Жития святых; писания Святых отцов; Священное Писание; толкования Святых отцов на Священное Писание (которые отличаются очень большой глубиной) - все это возбуждает в нас ревность, если только мы имеем искру любви Божией в нас самих. Мы хотим оставаться постоянно в этом состоянии, чтобы обрести Небо. Но эта ревность не должна быть страстным порывом, который потом улетучивается. Она должна уметь продолжаться. А для этого ей должна быть присуща умеренность, происходящая от чего-то более глубокого,­того, что прп. Серафим называет "решимостью". То есть ревность, которая постоянна и продолжается, представляет собой некую постоянно присутствующую в вашей жизни точку. Она заставляет вас идти вперед даже в случае неудач, потому что вы чувствуете, что есть нечто более высокое, чем то, к чему вы в настоящий момент стремитесь - нечто не зависящее от ваших настроений и мнений; нечто, чем вы должны постоянно обладать. Оно есть ваша решимость достичь небесного. И эта решимость, или лучше сказать, эта ревность, ставшая решимостью, должна быть постоянной, то есть ни взлетать вверх, ни падать вниз, и не сгорать.

Во всем, что случается, нам нужно видеть высшую сторону, то есть духовную. Потому что если мы будем видеть то эту высшую сторону, а то низшую - мы будем идти то вверх, то вниз. А низшая сторона очень сильна. Она может действовать (и мы это видим на примере Жития св. Патрика в золотой век Христианства) даже через епископов, то есть именно через тех, которые, как предполагается, в первую очередь должны быть водителями своей паствы в Царство Небесное. Но они могут действовать прямо в обратном направлении, потому что они тоже люди и могут подпадать под власть греховной области. Они могут быть теми, кто деморализует, заставляет падать духом, обессиливает, разочаровывает людей и отклоняет их от Истины. В наше время дело обстоит, конечно, еще хуже. Поэтому если мы временами будем смотреть вверх, а временами вниз, делать один шаг вперед и один назад, а потом один вперед - два назад, то мы никогда не придем к вратам Царства Небесного. Прочту вам интересную цитату из Аввы Дорофея, которую мы недавно читали в храме и которая поможет понять вышесказанную мысль: "Хорошо для тебя, о брат, как я всегда наставляю тебя, чтобы всякую надежду во всяком деле ты возлагал бы на Бога и говорил себе - ничто не происходит без Божией воли. Конечно, Бог знает, что то или иное хорошо для тебя и полезно, и потому делает так, хотя происшедшее имеет и некую свою видимую причину. Например, я мог бы сказать себе, что оттого, что я трапезую с паломниками и принуждаю себя насыщаться сверх меры (то есть он переедал), чтобы не быть негостеприимным, мой желудок отяжелевает, ноги немеют, и я чувствую себя больным. Я мог бы найти и другие причины. Для тех, кто ищет причин,- их всегда хватает. Но полезно и правильно сказать себе так: "Бог знает, что это хорошо и полезно для мой души, и потому так все происходит". Потому что из всего, что Бог создал, ни о чем нельзя сказать, что оно нехорошо. Потому что в начале Он все сотворил добрым - и все было действительно добро. Поэтому не следует печалиться о том, что случается, но возлагать надежду на Божественный Промысел и успокаиваться" (Наставления Аввы Дорофея, ч. 12).

 

7. Искать истинные причины

Есть одна очень интересная книга, написанная во времена Аввы Дорофея (VI век) святым Григорием Турским: "История франков". В ней рассказывается о жизни королевского двора и о христианах того времени. В книге приведены очень интересные жития многих Святых и описание жизни королей. Монархов того времени отнюдь нельзя назвать образцами добродетели. Они постоянно отравляли друг друга. Женщины были еще хуже... Там была некая Брунгильда и ее сестра Фредегунда. Они стремились посадить на трон своих сыновей и внуков. Что они только ни делали, чтобы достичь этого! Они привязывали людей к конским хвостам и так умерщвляли их; они были чудовищными клятвопреступницами и умели ткать фантастические сети лжи и обмана - совсем не вдохновляющее зрелище. Но этот епископ, святой Григорий, он жил тогда и писал историю своего народа, писал так, что она получалась очень вдохновляющей. За всеми явлениями в мiре стоит "значение". Св. Григорий постоянно наблюдал за кометами, за землетрясениями и подобными явлениями. Когда король совершает что-либо дурное, то случается землетрясение; или если он убивает человека или казнит целую деревню несправедливо - случается голод: и св. Григорий ощущает, что Бог все видит, и за всеми явлениями ощущает некий духовный смысл - будь то комета или смерть короля или другое что. Он всегда видит связь между тем, что случается в мiре и моральным состоянием народа. Даже при очень плохом нравственном состоянии постоянные землетрясения, голод и так далее напоминают нам, что мы ведем себя дурно, и наставляют нас на правильный путь. В наше время историки говорят, что такой образ мыслей ужасно устарел; что он "странный", "наивный", и не "тонкий", и что, конечно, в наше время никто так мыслить не может. Они находят весьма интересным и поучительным рассматривать все это прошлое через призму нашего времени и узнавать, как люди тогда осмысливали мiр. "Но, конечно,- говорят они,- мы, серьезные ученые, должны видеть истинные причины". Под истинными причинами они подразумевают: что человек ел и как пища отразилась на его поведении и действиях. Христианская точка зрения заключается, однако, в том, что это не истинные причины, а второстепенные. Истинной причиной является душа и Бог: действие Божие и действие души. Эти два фактора творят историю: все же остальные, внешние факторы,- какой договор был подписан или экономические причины недовольства масс и тому подобное - являются абсолютно второстепенными. Действительно, если вглядеться в современную историю, во все это революционное движение, то становится очевидным, что не экономические факторы являются двигателем, а запавшие в души людей различные идеи о возможности построения земного рая. Как только такая идея западает в душу, происходят фантастические вещи - потому что это духовный фактор. Хотя даже эта идея от дьявола, но она относится к сфере духа - а в этой сфере и творится история; внешние же факторы не значат ровным счетом ничего.

Поэтому св. Григорий смотрит на историю с правильной точки зрения, так как он знает, что есть первопричина, то есть как Бог действует в мiровой истории и как душа откликается на это действие; и что видимые события являются вторичной причиной. Поэтому, когда он видит какое-нибудь значительное явление - комету или затмение, он пытается найти его значение. В одном месте, когда он рассказывает о странном знамении в небе над Галлией, он с простотой заявляет: "Я совершенно не понимаю, что бы это могло значить". Конечно, мы знаем с научной точки зрения, что подобные явления могут быть предсказаны, что некоторые из них вызваны тенью луны и пр., но с точки зрения св. Григория: почему Бог решил пугать нас подобным образом? Каково моральное значение этого? Св. Григорий постоянно смотрел вверх, а не вниз.

 

8. Всегда радоваться

Все современное видение мiра заключается в том, чтобы смотреть вниз и находить причины, вторичные причины. Христианское видение мiра - это смотреть вверх. И поэтому в людях подобных св. Григорию, как можем мы ощутить, читая их писания, постоянно присутствует радость. Это не значит, что они счастливы каким-то поверхностным, порывистым счастьем, но, скорее, они находятся в состоянии глубоко счастья, потому что их взор постоянно устремлен вверх, и их духовный разум с постоянством и решимостью устремлен к определенному месту, которого они хотят достичь, то есть к Небу, и поэтому они все вещи в мiре рассматривают в этом свете. Если то, что они видят, имеет отношение ко злу, к козням дьявола, к приманкам мiра сего, к разврату и разложению, или просто к обычным материальным вещам и явлениям,- все это они считают вторичным и никогда не дают ему первое место. Действительно, Святые отцы учат нас, что мы во всем должны видеть что-нибудь полезное для нашего спасения. Если вы так можете видеть, то вы можете быть спасены.

Приведу один прозаический пример. Вы работаете за печатной машиной и с удовлетворением наблюдаете, как из нее выходят чисто и аккуратно отпечатанные страницы. Это вселяет в душу приятное чувство удовлетворения, и вы мечтаете о миссионерской деятельности, о рассылке как можно большего числа копий в различные страны. Но вдруг что-то происходит в машиной. Она выходит из строя, начинает разбрасывать страницы направо и налево; страницы сминаются и рвут друг друга, и предмет вашего удовлетворения превращается в причину вашего мучения. Вы видите, что все дополнительные копии, на которые вы рассчитывали, уничтожили друг друга, и, в конце концов, все, что вы можете делать, это оставаться у машины, читать молитву Иисусову и пытаться что-то исправить. Хотя это и не наполняет душу удовлетворением (как было, когда свежие аккуратно отпечатанные листы выходили из машины), однако, в духовном плане все это может быть еще более полезным, так как заставляет вас собраться, сосредоточиться, и дает повод для борьбы. Но если вместо этого вы деморализуетесь настолько, что в отчаянии ломаете машину, тогда вы проиграли сражение. Выигрыш сражения зависит не от того, сколько копий в час сделает ваша машина, а от того, в каком состоянии ваша душа. Если ваша душа в состоянии спасаться и производит слово, которое может спасать других - тем лучше. Но если вы производите слова, которые могут спасать других, и в то же время разрушаете собственную душу - это уже плохо.

 

9. Ежедневная духовная пища

И опять я хочу сказать то же самое: необходимо смотреть на верхнюю сторону всего, а не на нижнюю, вверх, а не вниз, устремлять взгляд к Царству Небесному, а не к деталям земной жизни. Точнее: детали земной жизни должны стоять на втором плане, а это стремление к Небу должно быть исполнено ревности, решимости и постоянства. Постоянство - это качество, вырабатываемое с помощью особого режима духовной жизни, основанного на питании мудростью Святых отцов, а не основанного просто на традиции ради традиции. Иными словами, он должен быть основан на усвоении, ассимиляции того, что Боговдохновенная мудрость Святых отцов предлагает нам в их писаниях. С другой стороны, это постоянство вырабатывается с помощью молитвы. Все основные молитвы дошли до нас в Богослужебных текстах. Конечно, в различных местах и в различных обстоятельствах молитвы творятся соответственно возможности и силе - в большей или меньшей степени.

Постоянство включает регулярное чтение духовной литературы, например, во время трапезы, потому что нам необходима постоянная прививка против духа времени. Мы постоянно должны принимать эту духовную пищу, предоставляемую нам в церковных службах и чтении, для того, чтобы бороться против духа мiра, который гнетет нас и постоянно старается подчинить себе. Если хотя бы на один день мы прекращаем эти инъекции слов Священного Писания и Святых отцов - это означает, что мiр начинает преобладать в нас. Если мы проживем без них один день, мiр внедряется в нас; два дня - он захватывает нас еще больше. Мы вскоре обнаруживаем, что все больше и больше начинаем думать по мiрскому; и чем больше мы начинаем так думать, тем в большей степени теряем духовный разум.

Эти инъекции, ежедневные инъекции духовной пищи, являются внешней стороной дела, а внутренней стороной является так называемая духовная жизнь. Духовная жизнь не означает пребывание в облаках и творение молитвы Иисусовой или совершение каких-то телодвижений. Она заключается в раскрытии законов духовной жизни в таком ракурсе, в каком они применимы к данному человеку в его ситуации, в его условиях. Это вырабатывается с годами путем внимательного чтения Святых отцов с записной книжкой, куда мы выписываем те цитаты из них, которые нам кажутся наиболее важными для нас, изучаем их, определяем, в какой степени они подходят нам, и в случае необходимости находим параллельные места у других Святых отцов, сопоставляем, вдумываемся, глубже постигаем смысл и т.д. Если вы захотите найти готовый и исчерпывающий рецепт по какому-нибудь предмету, и с этой целью возьметесь штудировать Святых отцов, то ваше намерение обречено на неудачу. Правда, имеются несколько указателей к творениям Святых отцов, но это не путь к вступлению в духовную жизнь. Вы должны вступать в нее, понемногу воспринимая учение Святых отцов в той степени, в которой вы можете воспринять, возвращаясь к тем же текстам по прошествии времени, воспринимая их смысл глубже, и, в конце концов, приходя к ясному пониманию, в какой форме законы духовной жизни применимы к вам. Если вы так будете поступать, то при чтении того же самого Святого отца вы будете находить все новое и новое. Вы будете проникать в него глубже и глубже.

 

10. Поддержание ревности

 Тот, кто имеет все это ввиду и постоянно принимает духовную пищу, тот не скажет, что современная ситуация в Церкви является безнадежной и что ничего нельзя уже сделать. На самом деле пути для деятельности в наше время могут быть до удивления необычными и неожиданными. Что из этой нашей активности выйдет - мы не знаем. Есть много возможных вариантов. Нам следует приучить себя ожидать неожиданное, быть готовым к такому пути, который во многом отличается от того, что могло иметь место еще совсем недавно, но который тем не менее лежит в сфере и возможностях истинного Христианства. Видение этого пути зависит от умения смотреть вверх, а не вниз. Непосредственно перед нами пример человека, который постоянно пребывал в этом состоянии. Это наш Архиепископ Иоанн. Совершенно очевидно, что он постоянно пребывал в ином мiре. Я вспоминаю, как он сам говорил проповедь о духовной жизни. Он говорил так: "У нас нет ничего подобного тому, что характерно для поздних святых латинской церкви, которые как бы постоянно пребывали в облаках, в какой-то сфере сладости и света и в розовых облаках.- Это "прелесть". Вся наша святость основана на том, чтобы наши ноги стояли твердо на земле и, будучи, таким образом, постоянно на земле, чтобы мы постоянно устремляли свой разум кверху". Совершенно очевидно, что Архиепископ Иоанн был сам именно таков. Когда он, бывало, приходил в наш магазин, расположенный рядом с собором (в Сан-Франциско), то у него всегда было что сказать нового и вдохновляющего. При нем всегда был небольшой портфельчик, и он, бывало, открыв его, говорил, например: "Посмотрите - это портрет святого Албана, а вот его житие". Он где-то его нашел. Он собирал подобные вещи: Жития румынских Святых, например, и всякого рода вещи, никакого отношения не имеющие к обыденной деловой жизни или к управлению епархией. Некоторые считали его плохим администратором. Я не знаю. Я сомневаюсь в этом, потому что я знаю, что когда кто-нибудь писал ему письмо, то очень быстро получал от него ответ на том языке, на котором было написано письмо. Следовательно, к подобным делам он относился очень внимательно и заботливо. Но с наибольшим вниманием, с наибольшей заботой он относился к тому, чтобы быть постоянно в ином мiре, быть им постоянно вдохновляемым и оживляемым. Противоположным путем является превращение даже Церкви в своего рода предприятие, желание следить только за административной стороной, за экономической стороной, или даже ниже - за тем, чтобы жизнь Церкви строилась и протекала не по законам Духа и Истины, а по законам мiра сего. Если подобное практикуется длительное время, то теряется искра, теряется высшая сторона реальности. Архиепископ Иоанн дает нам пример того, как постоянно глядеть на эту высшую сторону реальности, глядеть вверх, постоянно устремлять свой разум к вещам высшего порядка; и чем больше вы входите в этот высший порядок, тем больше убеждаетесь, что другого пути нет, других возможностей нет. Если вы, будучи православным христианином, будете пребывать в таком настроении, то люди будут считать вас ненормальным, называть "тронутым" и т.п., но у вас будет своя собственная отдельная жизнь, ведя которую вы достигнете Неба. Альтернативой является быть похороненным в этом постылом мiре, полностью заполненном механизмами, приспособлениями для комфорта и мнениями. Удивительно, насколько эти мнения о том, что хорошо, что плохо, что нужно делать и что не нужно,­насколько они не соприкасаются, не сцеплены с реальностью. Так, например, распространилось мнение (и это очень характерно для тех из числа Церкви, которые перестали думать о высшем), что будто бы, когда идешь в храм, нужно быть обязательно тепло одетым, потому что якобы невозможно следить за Богослужением и готовиться к Причастию, если тебя беспокоят замерзшие ноги. "Это большой недостаток",- говорят они вам. Если у вас замерзли ноги, не будет вам ни духовной жизни, ни благодати. Таково мнение. И оно абсолютно ложно. Святые отцы в разные времена жили в самых разнообразных условиях, и, хотя не следует намеренно мучить себя замершими ногами, однако, такое обстоятельство может послужить на пользу: может помочь вам несколько трезвее отнестись к духовной жизни и возблагодарить Бога за земные блага, которых мы можем ежеминутно лишиться, а не считать само собой разумеющимся весь этот комфорт, уют и пр. В наше время, если кто-либо хочет что-то сделать в Церкви, но не обладает постоянным вниманием и устремлением к небесному, он потеряет искру ревности, интерес к духовному, станет мiрским. Мiрской - значит мертвый, духовно мертвый.

 

11. Разум Отцов

Очень трудно в наше время устремлять взгляд к Небу из-за тяжелого груза, мертвого груза окружающих нас мiрских вещей. но даже при небольшой борьбе, если только она осуществляется с постоянством, у человека начинает  формироваться отличная от мiрской точка зрения на жизнь, совершенно иной путь действий. Любая духовная активность, которая может проявиться в условиях нашего времени, любая православная миссионерская деятельность, апостольство и т.д. должна быть основана на таком восприятии жизни. Она должна быть основана на том, чтобы в первую очередь определять, чего хочет от нас Бог, в первую очередь смотреть вверх, на высшую сторону, на то, чему учили Святые отцы, и только во вторую очередь - вниз, на практические средства, на финансовые проблемы, даже на такие вещи, как болезнь, потому что болезни всегда посылаются для нашей пользы, и нам нужно научиться извлекать из них пользу. Тот, кто не может так думать и поступать, того груз будет тянуть вниз, особенно в наши дни. И если человек будет оглядываться назад и в первую очередь будет смотреть на людей, он увидит, что 99 % из них хотят тащить его вниз, потому что у них свои проблемы; и их страсти, их исповеди тяжелым грузом влекут его вниз. Если эта сторона жизни становится для человека слишком важной, то она просто будет тащить его назад, и он не сможет вести людей к Небу. Поэтому, разумеется, священник или любого рода духовный наставник прежде всего должен вести к Небу самого себя, а затем уже других, устремляя свой взор к другому мiру. Нам не нужно воображать себе этот другой мiр и составлять о нем мнения, потому что мы обладаем самим этим сокровищем - разумом Святых отцов, который в виде их творений теперь по большей части доступен англоязычному читателю. В недавние времена у нас были такие великие отцы, как епископ Игнатий (Брянчанинов) (+ 1867), который был одним из самых проницательных разоблачителей апостасии и один из лучших толкователей Святых отцов. Нам необходимо понять их язык, понять их видение мiра, потому что это есть Православие. Конечно, Православие не претерпевает изменений от дня ко дню, от века к веку. Изучая мiр протестантов или римо-католиков, мы видим, что некоторые духовные писатели устаревают. Потом они снова могут входить в моду; другие - выходят из моды. Так происходит, очевидно, потому, что они связаны с мiрскими вещами, которые импонируют читателю в какой-то определенный период времени, вернее, импонируют духу времени.

Не так обстоят дела с творениями православных Святых отцов. Как только мы становимся в полной мере причастны православному христианскому мiровоззрению,­говоря попросту, христианскому мiровоззрению - которое от Христа и Апостолов дано нам до сего дня, тогда все становится современным. Вы читаете кого-нибудь, например, св. Макария, который жил в египетских пустынях в VI веке, и он обращается непосредственно к вам, сейчас и для вас. Условия его жизни были несколько другими, тем не менее, он обращается непосредственно к вам на одном с вами языке. Он направляется туда, куда и вы идете; он так же, как и вы смотрит на окружающее; у него те же искушения и падения, что и у вас, и нет в нем ничего чуждого вам. То же самое можно сказать и о других отцах с древнейших времен до нашего века, как, например, св. Иоанн Кронштадтский (+ 1908). Они все говорят на одном языке, на языке одного и того же рода - на языке духовной жизни, в который нам следует проникнуть. Когда мы этого достигнем, тогда мы сможем спасать самих себя; и более того, согласно словам прп. Серафима: "Стяжи мирный дух, и тысячи вокруг тебя спасутся". Не нам подсчитывать, спасутся ли вокруг нас тысячи. Наше дело - стяжание мирного духа - Святаго Духа, а остальное предоставим Господу.

 

 

12. Новые возможности

Мы в наше время можем ожидать много удивительного. Поэтому у нас не должно складываться мнение, что все безнадежно завязло, никто не ищет Истины, все погибает... Все это мнение, а мнение есть первая стадия прелести. Мы не должны увязать во мнениях. Напротив, нам нужно взглянуть на все свежим взглядом, то есть глазами духовной жизни. Отец Николай Депутатов, который очень любил Святых отцов, читал их творения, подчеркивал, и делал выписки, говорит: "Когда у меня плохое настроение, когда я начинаю падать духом, я открываю одну из своих записных книжек и читаю что-нибудь, что меня когда-то вдохновило; и оно меня снова вдохновляет, потому что это моя собственная душа была некогда вдохновляема этим. И оттого я знаю, что то, что духовно питало меня раньше, может произвести то же самое действие и теперь. Так что получается нечто вроде механизма поднятия духа: открыть и прочитать то, что произвело подобный эффект раньше".

Поэтому, когда мы обращаем наше внимание на кого-нибудь подобного Святому Патрику, мы не должны думать: "Ага, это все было давно; тогда это вдохновляло; но теперь - какая в этом польза?" Наоборот, в деятельности св. Патрика мы должны увидеть деятельность христианина нашего времени; деятельность души, которая горит ревностью и любовью к Богу. Он ушел в ту страну, гражданами которой станем и мы, если только не утеряем силу стремления. Мы все принадлежим к одной национальности - к христианской расе. Жизнь Святого Патрика должна быть для нас явлением современным, чем-то таким, что относится к нам и сейчас. То, что нас в этом явлении вдохновляет, то именно и существует для нашего вдохновления и чтобы принести нам пользу. А как много оно принесет плодов, зависит от того, насколько мы любим Бога и какие Он дает нам возможности. Это вдохновение есть свободный дар Бога.