Православное Действие >  По материалам Архиерейского собора РПЦЗ 2000 г.

 

 

Еще раз о сергианстве


(по материалам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей 2000 г.)



        Осенью 2000 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви Заграницей произошла революция, и как таковая, она запечатлена в "Послании Собора РПЦЗ возлюбленным чадам Церкви во Отечестве и рассеянии сущим" и постановлении принятом на его основе.


        Если выразить кратко смысл переворота, то произошло, во-первых, моральное разоружение и, во-вторых, самоупразднение РПЦЗ как отдельной части Русской Поместной Церкви. Такое "самопредательство", на наш взгляд, представляет всеобщую опасность, в том числе и для Московской Патриархии.


        "Послание" содержит в себе одно рассуждение, и помимо этого еще одну важную
мысль.


        Рассуждение состоит в следующем. Собором Московской Патриархии:


- признана святость Новомучеников Российских и Царственных Новомучеников;


- не дана справедливая оценка Декларации митр. Сергия;


- фактически подтверждена приверженность широкому участию в экуменизме.


        Вывод: "на последнем Соборе Московской Патриархии были сделаны значительные сдвиги в отношении оздоровления церковной жизни", а потому следует "создать при Архиерейском Синоде постоянную действующую комиссию по вопросам единства Русской Церкви".
В этом рассуждении отсутствует последовательность. В самом деле, можно ли считать "значительными сдвигами" исполнение одного из трех необходимых условий для установления контактов с Патриархией?
Если исполнено только одно условие, можно ли ставить на повестку дня, как некую новую проблему, вопрос о единстве Русской Церкви?


        Но это еще не все. Постановление Собора 2000 г. изображает дело так, будто Собор действует во исполнение решений Собора 1987 г.


        Если исполнено только одно условие, то следует ожидать исполнения двух других. А нам представлено дело так, будто, нарушая свои собственные решения, РПЦЗ их исполняет. Внутренняя пустота данного рассуждения является намеренной. Она сигнализирует Патриархии и всему мiру, что дело любви отныне будет состоять не в словах, а в делах. Но это очень необычное представление о любви: если Патриархия сделала шаг в сторону истины, то во имя любви и мира мы должны сделать шаг в сторону лжи. Тем самым будет найден сергианский компромисс: встретимся посредине.
Патриархия почитает Новомучеников, а авторы "Послания" намекают о том, что уже не считают сергианство и экуменизм непреодолимыми преградами для единства Церкви. Авторы "Послания", видимо, хорошо себе представляли последствия своего разоружения. Кто себе самому неверен, как может требовать послушания от других? Поэтому "Послание" не только содержит угрозы в адрес непокорных, но и пытается связать ложью совесть верующих.


        "Послание" со всей серьезностью сообщает нам, что Декларация перечеркнута, но, в то же время, не оценена по справедливости.


        "Послание" утверждает: Социальная концепция, принятая Собором Патриархии, "по существу перечеркивает "Декларацию" митр. Сергия 1927 г.", поскольку предполагает неподчинение государству в вопросах совести.


        А во-вторых, авторы "Послания" не увидели "справедливой оценки собора Московской Патриархии антицерковным действиям митр. Сергия, его Синода и их преемников". Таким образом, авторы "Послания" делают вид, что не знакомы с отзывами Новомучеников Российских о Декларации митр. Сергия, и представляют дело так, будто в ней шла речь об отношении Церкви к Советской власти. Но это ведь позиция не Новомучеников, а самого митр. Сергия.


        Митр. Сергий в Декларации использовал тезис о лояльности к Советской власти, чтобы самому захватить власть в Церкви. Для этого он возвел на Новомучеников возмутительную ложь, что они не подчиняются ему, потому что они антисоветчики. А "Послание" принимает эту ложь за истину!
Митр. Сергий никогда и нигде не учил о подчинении Церкви государству. Напротив, он считал, что мудро использовал государство в своих целях. И точно так же руководство Патриархии считает до сих пор.
Почему же РПЦЗ не признала сергианство не бывшим еще в 1928 году? Ведь писал же митр. Сергий: "Поверьте, что ни веры святой мы не предаем, ни от свободы церковной мы не отрекаемся и не намерены отрекаться" 1).


        А если понимать сергианство как беспринципное сотрудничество с властью, то какие сдвиги могли увидеть авторы "Послания" в 2000 г.? Разве им неизвестна роль Алексия II в келейной передаче власти от Ельцина к Путину 31 декабря 1999 г.? Разве им неизвестно приниженное положение Патриархии в системе послеельцинского государства, где она проходит не первым чином работников агитации и пропаганды?
"Послание" 2000 г. в свою очередь предлагает от лица иерархической церковной власти выбор: если Патриархия отреклась от сергианства, то вы не будете нам препятствовать в соединении с ней. А если не отреклась, то все равно мы с вами единомышленники: мы же вам написали, что не увидели "справедливой оценки антицерковным действиям митр. Сергия".


        Этот выбор - сергианский, потому что в Церкви ни о чем другом речь не идет, как об истине и лжи. Либо Патриархия отреклась о сергианства, либо не отреклась. В случае митр. Сергия само введение в Декларацию темы лояльности государству было провокационным: мы лояльны, значит вы, которые не с нами,- антисоветчики. Если бы шла речь о личной лояльности митр. Сергия и членов его Синода, то об этом и писать к Церкви было бы не надо.
      

 Авторы "Послания" идут совершенно таким же путем. Ведь связывают совесть, и чем? прославление Новомучеников используют как предлог для отступления от пути Новомучеников!
И вообще, почему об отречении-неотречении Патриархии от сергианства мы читаем в Послании Собора РПЦЗ? Если что-то важное на самом деле произошло, то мы должны были бы об этом узнать от самой Патриархии.


        Мы не считаем случайным такое обращение авторов "Послания" с понятием "сергианства". Это слово давно утратило свой исходный смысл, и превратилось просто в бранное. Отсюда ясно, почему "Послание" так пишет о Патриархии: была она совсем сергианская (читай: негодная), а стала почти не сергианская (читай: произошли значительные сдвиги).


        Поэтому мы вновь вынуждены повторить: из того, что писали Мученики и Исповедники XX века, следует, что сергианство - это такое учение о Боге, Церкви и человеке, которое предполагает, и даже требует преступления во имя ложно понятого единства Церкви. Хотя и сейчас преступление совершается во имя любви, мира и единства Церкви, можно совершенно уверенно сказать: оно не имеет в себе ни капли любви, и потому не принесет мира и единства РПЦЗ, и Русской Церкви в целом.

"Православное действие" (священник Стефан Красовицкий, Роман Вершилло)

19 ноября / 2 декабря 2000 г. митр. Филарета Московского

__________________________________________________________

1) о. Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. В 3-х кн. Тверь: "Булат", 1996. Кн. 2. С. 394

 

 


По Материалам Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей

 

Страждущая Русская Церковь до сих пор разъединена. Разъединена Она особым образом и не случайно. Бог предусмотрел в Ней некий Организм, долженствующий сохранять и утверждать Церковный Авторитет, узурпированный администрацией, именующей себя Московской Патриархией, но на деле представляющей собой ничего не значащую надстройку над разрозненными епархиями и приходами, не имеющими единого каноничного управления.

Эта надстройка является источником и причиной всех тех факторов, которые и привели к необходимости создания Промыслом Божиим внетерриториальной МИССИИ для всей Церкви - Миссии, именующей Себя по месту вынужденного пребывания: "Русская Православная Церковь (Заграницей)".

К сожалению, в наши дни мы видим попытку образования аналогичной надстройки уже в нашей Русской Православной Зарубежной Церкви, которая в отличии от "Патриархии" имеет единое каноничное управление. Совершенно естественно, что та и другая родственные надстройки ищут способа объединиться, окончательно предавая Промыслительное дело спасения всей Церкви.

 

Для "патриархийной" надстройки характерно постоянное углубление в ложь. На этом пути она имитирует способы углубления в ложь апостасийного государства - сначала, на первом этапе открыто безбожной "советской власти", присоединяя к ее "радостям" свои "радости"; теперь же - на втором этапе окончательного физического и нравственного уничтожения народа, сливаясь с уголовным антигосударством в единую мафию. Имитируя путь безбожного государства, а, затем, антигосударства, надстройка, именующая себя "Московской Патриархией", так или иначе соприкасается и вступает в контакт с формально подчиненной ей истинной, хотя и разрозненной Церковью, отравленной ядовитыми отходами метаболизма этой надстройки, но еще живой. Жива же Она во многом благодаря нашему Присутствию - то есть сохранению нами церковного авторитета и облика Истинной Христовой Церкви. Так было до сих пор. Вступая в соприкосновение с жизнью Христианской Церкви, надстройка вынуждена иногда идти параллельно Ей, придавая Истине ложное значение. Так случилось с "канонизацией" Свв. Царственных Мучеников, почитание которых давно уже со времени их канонизации Русской Зарубежной Церковью существовало полу-легально в разрозненных приходах так называемой Московской Патриархии. Считаясь с этим, с одной стороны, а с другой - следуя желанию властей "подороже продать Россию" (как остроумно выразился в своем докладе Преосвященный Евтихий) и прикрыть канонизацией Свв. Царственных Мучеников процесс разрушения и разцерковления, надстройка приняла решение о "канонизации", постаравшись в своих формулировках как можно более принизить значение Царственного Мученичества, сведя его только к личному благочестию и претерпению страданий в числе многих других Новомучеников. Однако, сам факт признания святости Царственных Мучеников вопреки желанию надстроечников ставит представление о святости Мучеников на надлежащую высоту в сознании церковного народа. Это то же самое, что говорил о своих узах Св. Апостол Павел (Фил. 1:16-18): "Одни по любопрению проповедуют Христа не чисто, думая увеличить тяжесть уз моих. ...Но что до того? Как бы ни проповедали Христа, притворно или искренно, я и тому радуюсь и буду радоваться". А выражаясь словами Преосвященного Евтихия, Московская Патриархия продолжает совершать "большое духовное преступление даже при учете принятых ею положительных решений" и радуется "радостью оборотня, а не свидетеля Истины".

 

Вместо того, чтобы оценить прямым взглядом положение России, ее народа и Церкви, Собор РПЦ /З/ взял за основу своей работу документы собора этих "оборотней", поручив составить доклад по этим документам человеку, который заведомо (и это, видимо, знали поручители) запутается в трех соснах - то есть Преосвященному Евтихию.

Поставив диагноз сергианства в основе прошлой и настоящей деятельности Московской Патриархии, Преосвященный Евтихий тут же заявляет (а Послание Собора РПЦ /З/ повторяет), что с сергианством в Московской Патриархии покончено! Из такого соединения несоединяемого неизбежно следует вывод о благих намерениях властей, которые заставили сергианствующее духовенство послужить на этот раз Правде, в то время как в действительности власти все более углубляют ложь, используя патриотическую фразеологию и Церковь для маскировки процесса растления и уничтожения народа России.
Имитируя этот метод, и Собор "Московской Патриархии" декларирует, что "если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении (и призвать) к мирному гражданскому неповиновению".

Что же она не призывает немедленно и сейчас - в Послании того же своего Собора, в посланиях "Патриарха", читаемых с амвона в каждом храме, в газетах, радио, телевидении - к неповиновению антигосударству, растлевающему малолетних детей, продающему с молотка Россию? Где этот призыв? 1)
Может быть такой призыв будет возможен (да и то вряд ли), если придет другая власть, которая попытается запретить мафиозную деятельность "Патриархии" (отмывание денег бандитов, торговлю водкой, куревом и т.п.). Опасаясь, возможно, такого оборота дел, патриархийный Собор в своих так называемых "основах социальной концепции" (восторженно оцененных как в докладе Преосвященного Евтихия, так и в Послании Собора РПЦ /З/) разработал ("цитируя Писание целыми паремиями", как писал Курбский Ивану Грозному) доктрину, в которой монархия, демократия и советская власть ставятся, фактически, на одну доску, и только теократия признается (совершенно в духе папизма) безущербной властью. Если бы воцарилась теократия "патриархии", то это действительно было триумфальным окончанием сергианства, но не в смысле его его упразднения, а в смысле воцарения.

И вот, все это "оборотничество" Послание Собора РПЦ /З/ вслед за Преосвященным Евтихием называет "оздоровлением церковной жизни". Присоединяясь к этому "оздоровлению", Послание Собора РПЦ /З/ повторяет давно пропагандируемую "патриархией" доктрину приточных священника и левита (Лк. 10:31-32), призывая пройти мимо израненного разбойниками человека (в данном случае: всего народа России) под предлогом "личного благочестия и молитвы". В духе пресловутой декларации Митр. Сергия здесь же раздаются угрозы в адрес всех нелояльных этой доктрине (а в докладе Преосв. Евтихия обещается преследовать тех, кто осмелится "клеветать" на Московскую Патриархию). Вообще, вся эта часть Послания Собора РПЦ /З/ до боли напоминает декларацию и послания Митр. Сергия в адрес непокорного заграничного духовенства. Так что рано говорить о конце сергианства.

В контексте декларируемого "оздоровления церковной жизни" горький смех вызывают восторги Преосв. Евтихия по поводу биоэтической доктрины "Московской Патриархии", принятой на ее Соборе. Резюмируя эту доктрину, патриархийный Митрополит Кирилл (Гундяев) заявил, что можно "пользоваться противозачаточными неабортиными средствами под руководством опытного духовника".

Вступив во вторую (и, возможно, окончательную) фазу разрушения Святой Руси, постсоветская власть усугубляет (по сравнению с первым этапом советской власти) ложь и оболванивание населения России, называя, например, отпадение от России Украины и Белоруссии "Днем Независимости России" и устанавливая соответствующий праздник. Аналогично поступают и составители Послания Архиерейского Собора РПЦ /З/, называя свою капитуляцию перед Московской Патриархией "легким триумфальным шествием". К чему ведет это шествие? Оно ведет, во-первых: к прекращению миссионерской роли РПЦ /З/ (вопреки декларации Послания о том, что "мы должны исполнять свою историческую миссию стояния в Истине") с превращением Ее в соль, потерявшую силу, которая "ни в землю, ни в навоз не годится" (Лк. 14:34-35), с предательством всех здоровых сил во всей Российской Православной Поместной Церкви, с которой РПЦ /З/ никогда не разрывала единства (пар. 1, ст. 1 "Положение о Русской Православной Церкви Заграницей) - вопреки словам Преосвященного Евтихия: "Мы - иная церковь. Их вопросы не решаем" (этими словами Преосв. Евтихий показывает свою полную чуждость принципам и историческому назначению РПЦ /З/): "Шествие" это, таким образом, ведет к потере опоры, которой является Русская Православная Церковь Заграницей для всей Российской Поместной Церкви. Во-вторых, "шествие" это ведет к усилению оппозиции в среде тех, кто достаточно легкомысленно относится к Таинствам Церкви. На усиление этой оппозиции видно и расчитывают агенты Московской Патриархии, проникшие в нашу Церковь, так как такую оппозицию нетрудно будет дискредитировать, как чисто сектантскую.

В предвкушении всего этого развала выдумана некая комиссия "по вопросам единства Русской Церкви", подразумевая под этим соединение одной надстройки (так называемой "Патриархии") с другой - новообразованной аналогичной надстройкой в РПЦ /З/, то есть достижение иллюзорного единства. Что же касается возможностей реального единства внутри Российской Православной Поместной Церкви, то здесь следует учесть тот факт, что мы не признаем патриархами никого после Свщмч. Патриарха Тихона не только в виду их неканоничного поставления, но и в виду того, что наша Церковь, будучи неразрывной частью Российскойц Поместной Церкви, не принимала участия в выборах этих "патриархов". А в настоящих условиях выборы нового Патриарха даже при нашем участии не привели бы нормализации церковной жизни в виду того следа, который оставило сергианство в Российской Православной Поместной Церкви.

Даже если бы расхождения между так называемой "Московской Патриархией" и РПЦ /З/ были реально упразднены, с изменением всего церковного климата, то и тогда восстановление каноничного единства могло бы совершиться лишь при условии временного упразднения патриаршества и возврата к синодальному управлению с равным (а не пропорциональным) представительством в Синоде Архиереев от заграничной части Церкви и от бывшей М.П., со сменным Первоиерархом Главой Синода. Однако, и этот путь при сложившихся в последнее время обстоятельствах не представляется ведущим к восстановлению нормальной церковной жизни и прекращению процесса деградации в виду образования в самой РПЦ /З/ "союза... расшатывающего церковную жизнь" (выражаясь словами Послания Собора РПЦ /З/) 2).

Поэтому в настоящее время не следует и стремиться к восстановлению формального единства, чтобы не потерять того единства, которое нас в настоящее время неформально соединяет, то есть не нанести вреда всей Российской Православной Поместной Церкви.

Но при любых создавшихся условиях не следует впадать в уныние и думать, что стремления внешних и внутренних врагов нашей Церкви имеют реальные шансы на успех. Этому препятствует необычный, исторически сложившийся характер нашей Церкви, а именно тот факт, что она основана не на территориальном принципе (в противном случае эмигрантам пришлось бы влиться в поместные Церкви тех стран, где они оказались), а исключительно на принципе противоборства той заразе, которая была внесена в Российскую Православную Поместную Церковь, то есть на принципе исповедничества. В отношении территорий, наша Церковь как бы приподнята над землей подобно Дивеевскому Собору, о котором пророчествовал Преп. Серафим Саровский. Те, кто откажется от принципа исповедничества и присоединится к сергианам, уподобятся тем людям, которые согласно упомянутому пророчеству будут падать из окон Собора и разбиваться о землю, то есть сами себя отлучат от членства в нашей Церкви. Аминь.


Священник Стефан Красовицкий

День Преп. Германа Аляскинского

15/28 ноября 2000 г.

 

______________________________________________________________________


1) Наоборот, насколько мне известно по опыту работы в Комитете за Нравственное Возрождение Отечества, они стараются приостановить любую инициативу в этом направлении.

2) О чем свидетельствует тот немаловажный факт, что на Соборе РПЦ /З/ даже не были рассмотрены материалы, представленные Татьяной Каменевой (Палестинское Общество) о подлогах, хищении документов и т.п., совершенных влиятельными членами Синода в целях облегчения захвата Московской Патриархией нашего имущества в Святой Земле.